25 октября по 25 декабря 2016

 

В гелереи OSNOVA открылась выставка Олега Доу «Одинокий нарцисс»

 

 В настоящий момент творческой амбицией мультимедийного художника Олега Доу является сведение всех процессов собственной жизнедеятельности — как художника и человека — в единый сверх-процесс. Предполагается, что в этом идеальном сверх-процессе деятельность Доу-художника будет совершенно неотделима ни буквально, ни концептуально от деятельности Доу-человека, и с двойной жизнью «для себя« VS «на публику» будет покончено. Если все пройдет так, как задумано, то все им сделанное и с ним случившееся будет одновременно взаправдашним и сновиденческим; одновременно важно и неважно, гласно и интимно; иметь и не иметь отношения к жизни/творчеству, слитым воедино. Как следствие, автобиография Доу начнет в реальном времени конвертироваться в мифологию. Реальные персонажи, в свое время повлиявшие на формирование личности Доу — то ли из благодарности, то ли в отместку — подвергнутся необратимой мутации и станут частью этого сверх-процесса. С помощью разнообразных художественных техник люди будут переиначены в мифических существ, оттенки цветов и обрывки ощущений. Все здесь тогда будет одновременно бесстыдно и прекрасно. Любить. Единороги. Кожа. Ненависть. Ягоды и родинки. Больно и фарфор. Блёклый синий… И все здесь тогда будет одновременно Доу.

 

 Так, выставку «Одинокий Нарцисс» стоит воспринимать как первую серьезную попытку Олега Доу отформатировать собственную личность в соответствии с этим новым эстетическим порядком одновременности. Более того: сделать это в галерее, а не в безопасной студии, или дома за компьютером. Публично упиться — или захлебнуться — собственным нарциссизмом; исследовать это состояние психики как дающее начало новому методу самоопределения в социальной среде. По мнению Доу, ошибочно считать, что нарциссизм — это удел тех, кого в детстве перехвалили родители; тех, кто пользовался популярностью в школе, или по каким-либо иным причинам в раннем возрасте развил высокую самооценку благодаря поощрениям окружающих. В психиатрической практике дела обстоят иначе. Нарциссизму подвержены скорее те дети, которые — не без посторонней помощи — рано осознали собственную «никчемность», однако позже нашли радикальный способ выйти из зависимости от оценки окружающих: научились верить только себе и целиком переселились в собственную систему координат «хорошего« и «плохого», «красивого» и «некрасивого», в которой им теперь приходиться быть самыми лучшими, чтобы не сойти с ума.

 

 

 Для Доу — патологического перфекциониста — эта выставка как клиническое исследование эстетической системы, к которой он сам себя приговорил где-то на уровне подсознательного. В этой системе произведения искусства рождаются как реакции Доу-художника на специфические раздражители: старые эмоциональные травмы и болезненные воспоминания Доу-человека. Для зрителя эта выставка — как приглашение поучаствовать в эксперименте. С оговоркой: «Устранение воображаемой черты, разделяющей жизнь и искусство, художника и человека, может иметь непредсказуемые последствия. Ни сам Художник, ни Организаторы не берут на себя ответственность, если Вас поглотит сверх-процесс, и из галереи вы выйдете единорогом. Спасибо.» Перегородка, которая прежде функционировала как стенка вольера, будет умышлено сломана — и все кусачие травмы и плотоядные воспоминания, которые раньше Доу удавалось сдержать в зоопарке собственного бессознательного, теперь будут выпущены на свободу.

 

 На время цветения «Одинокий Нарцисс» пространство галереи Основа превратится в мифический зверинец, населенный персональными демонами Доу. Разношерстные неврозы и юношеские травмы мирно пасутся по залам галереи: на них здесь не ведется ни травля, ни охота. Собственные личностные и телесные изъяны Доу, принятые, наконец, им самим, наслаждаются приобретенной автономией и безнаказанностью — в статусе объектов искусства. Давайте просто за ними понаблюдаем.

 

Куратор: Саша Бурханова