Интервью

Американская художница Криста Ким о жизненных трудностях и художественном пробуждении

 

Расскажите немного о себе и своих работах, пожалуйста.

Стиль, в котором работаю, я назвала технизмом. Цифровые технологии и инновации — мои медиа. Я кореянка, родилась в Канаде, 15 лет жила в Сеуле, Токио и Сингапуре. Сейчас занимаюсь творчеством в Нью-Йорке. У меня двое детей, я живу между Торонто и Нью-Йорком.

Почему вы решили стать художником?

Мой отец был мастером таэквондо. Когда я была ещё ребёнком, он время от времени демонстрировал своё мастерство перед публикой. Однажды он проткнул яблоко кончиком самурайского меча — при этом яблоко держал один из его учеников. Он надел себе повязку на глаза, дотронулся до яблока левой рукой, а затем точным и быстрым движением пронзил его мечом. Для меня это пример настоящего искусства. Медитативность, мастерство и поток движений.

Мой отец очень сильно повлиял на меня как на художника. Он научил меня основам: медитации, дисциплине, восприимчивости, смирению, упорству, уверенности в себе и мастерству исполнения. Моя практика ежедневной медитации даёт мне доступ к безграничным творческим способностям. Стиль и художественная выразительность могут быть достигнуты с помощью любых средств — важна лишь сосредоточенность ума. Я думаю, именно поэтому мои работы позволяют зрителям войти в медитативное состояние и дают им энергию.

Я стала настоящим художником после духовного пробуждения, последовавшего за определёнными жизненными трудностями. Более высокое состояние сознания, в котором я находилась во время ежедневной медитации, начало трансформировать моё творчество, и я научилась рисковать, не испытывая страх. В прошлом я рисовала абстрактные экспрессионистские картины, но затем неожиданно для себя самой начала создавать цифровые картины из светодиодных ламп. Одновременно с этим я занималась подготовкой магистерской диссертации по теме «Абстракция нашего цифрового пейзажа» по совместной программе колледжа искусств Лассал в Сингапуре и Лондонского университета Голдсмитс. Три года назад это видение понимали очень немногие — а здесь моё творчество стало духом времени. Цифровое сознание — это реальность, в которой мы живём. Мои работы обращены к широкой аудитории, я использую социальные сети, например, Instagram, благодаря которому люди могут открывать для себя моё творчество, используя свои цифровые устройства.

 

Что в искусстве важнее — идея или её реализация?

Великие умы с великим видением создают великое искусство. Видение художника развивается в процессе получения жизненного опыта. Боль и страдание дают мудрость и сосредоточенность ума. Сама жизнь художника формирует этос и цель художественной практики.

 

Вы используете свет в своих работах. Можно ли рассматривать свет в качестве вашего выразительного средства, можем ли мы говорить о вас как о художнике, работающем светом?

Мы живём в мире цифровых технологий, наши девайсы, созданные с использованием светодиодов, являются основным средством коммуникации. Я называю себя художником-технистом, потому что моим выразительным средством являются цифровые технологии. Свет — это новые чернила.

 

Что привлекает вас в свете и почему вы начали его использовать?

Я чувствовала сильный разрыв между нашей жизнью со свойственной ей технологичностью и миром искусства, в котором до сих пор царствует живопись. Визуальное искусство медленно адаптируется к цифровым технологиям... Музыка адаптировалась гораздо быстрее. Но когда слушаешь электронную музыку, рисуя картину, чувствуется разрыв. Несовпадение. Музыка всегда должна гармонировать с визуальным контекстом. Живопись перестала меня интересовать. Я хочу работать со светом. Я хотела выразить своё видение в цифровой форме.

Сейчас я чувствую, что должна заниматься пропагандой технизма. Мы являемся свидетелями такого быстрого развития технологий, улучшающих жизнь человека, медицину, образование, коммуникации, бизнес... Мы входим в мир виртуальной, форсированной реальности. Художники должны принимать участие в развитии технологий, чтобы центральное место в этой эволюции занял цифровой гуманизм. В этой новой эре учёные, инженеры и бизнес-лидеры не должны быть единственными, кто направляет сознание человечества. Художники должны изобразить состояние человека, адаптирующегося к технологиям... Создать новые способы более эффективного и открытого общения, полного эмпатии. Это поворотный момент для человеческой цивилизации, подобно индустриальной революции.

Многие художники избегают технологий, потому что они не были обучены им или это просто не интересно. Но почему бы им не сотрудничать с инженерами? Почему бы не изучить технологии и не использовать их как одну из форм искусства? Это будущее технизма, и я стою в самом его начале. Для меня это приключение.

 

Является ли свет иллюзией?

Мы сами — свет. Всё является энергией. Всё, что мы видим, — это иллюзия. Реальна только душа.

 

Есть ли художники, работающие со светом, с которыми вам бы хотелось сотрудничать, но это невозможно?

Да. Я восхищаюсь работами Джеймса Таррелла, Дэна Флавина, Олафура Элиассона. Мне бы очень хотелось поработать с Марком Ротко. На самом деле, мне бы хотелось поговорить с ним. Хотя, возможно, я и так это делаю — посредством своего творчества, коллективного сознания.

 

Чем является свет для вас?

Я отвечу стихотворением:

 

«Просто помни»

Я всего лишь слеза в океане,

и я чувствую волну твоих мыслей,

странствующую за пределами пространства и времени;

иллюзия разделённости.

Мы часть одного потока,

но только любовь — истина,

питающая энергией весь космос;

но ты уже знаешь об этом,

просто помни.

 

И, наконец, почему вы согласились дать это интервью?

Моя цель — пропагандировать технизм по всему миру. Так я надеюсь передать людям свои знания. Спасибо.