Интервью

ОЛЬГА ЯЖГУНОВИЧ

8 декабря в галерее RuArts открывается выставка Ноэ Сендаса. Бельгийский мастер концептуальной фотографии, живущий в Берлине, впервые представит российской публике свои сюрреалистические снимки, на которых роскошные дивы Золотого века Голливуда превращаются в пугающие и таинственные образы, и где тела, формы и предметы предстают не тем, чем кажутся, а художник играет с нашим воображением.

 На двух этажах галереи можно будет увидеть одни из самых известных серий фотографа. На первом Peep (2012), созданная в стилистике американских пин-ап фотографов-любителей, работавших в Париже в годы Второй мировой, а также механических балетов Оскара Шлеммера эпохи Баухауса, и снимки из серии CrystalGirls, где фотограф деконструирует образы Золотого века Голливуда.

 На втором этаже посетители увидят серию GrandTour (2017), которая началась с огромной коллекции винтажных открыток Ноэ. На снимках отражены ключевые визуальные тропы западной культуры и показана взаимосвязь между историей, коллективной памятью, интеллектуальной собственностью и анонимностью.

 Творчество Ноэ Сендаса совершенно уникальное явление в европейском искусстве конца девяностых-начала двухтысячных, ведь ему удалось найти неповторимый, ни на что не похожий путь, ритм образов, мотивы и средства выразительности. В последнее время в центре его работ все чаще оказывается система, а не объект. Система, выходящая за пределы каких-либо рамок и установок, которая становится попыткой передать суть каждой работы и контекст, в который она помещена. Эта система предполагает пространственные отношениям между объектами. Сама работа, ее экспозиция и контекст образуют единую концепцию, каждый элемент которой передает сущность снимка как единого целого

 Мы попросили Ноэ Сендаса пролить свет на загадки его образов.

 Почему вы решили стать фотографом?

Я себя фотографом не считаю, я скорее скульптор, только вместо дерева или камня использую отпечатки. Или вижу себя режиссером, который работает со слоями изображений, а не с линейной последовательностью кадров.

 Расскажите, как рождаются ваши удивительные кадры и какую технику вы используете для достижения подобного эффекта?

Я как фокусники, которые не очень любят раскрывать технические секреты своей магии, предпочитаю не поднимать завесу тайны.

Я никогда не могу сказать точно, что вот сейчас начинаю работать над новой фотографической серией. Иногда к этому меня подталкивает желание уйти в противоположную сторону от того, что я делал раньше, или лишь немного отклониться, создав легкий дисбаланс в привычном, который поможет открыть новые грани. Я из тех, кому нужно часами быть в студии, созерцать, думать, рассматривать предметы, читать, никуда не торопиться, пить кофе и вдруг внезапно я оказываюсь за работой.

 Вас вдохновляет абстрактное искусство и художники-абстракционисты?

На самом деле меня вдохновляют обычные предметы, рутинные действия, которые мы проделываем каждый день, места и люди, которые нас окружают. 

Я работаю с уже существующими материалами, вещами с историей, которые пожили свое. Для меня очень важно качество исходника. Могу днями искать что-то необычное, болезненное, изломанное, устаревшее или аномальное.

В общем, меня вдохновляет ежедневная жизнь. А пусть уже арт-критики и кураторы помещают меня в рамки стилей и жанров, это их работа. 

 Кто ваши учителя и авторитеты?

Список очень длинный, всех не перечислить, обязательно кого-то забуду и буду потом себя ругать.

 Как вы пришли к геометрии в фотографии?

Вы знаете, я специально не думаю о геометрии, я использую формы и фигуры словно реквизит для моих воображаемых актеров.

 Взаимодействие геометрических форм и человеческого тела на ваших снимках напоминает мне образы школы Баухаус. повлияло ли на вас это направление?

Баухаус...Мои родители были художниками и на их творчество Баухаус очень повлиял. Я вырос в доме и в студии, где меня окружали предметы, созданные в эстетике баухаус. Ребенком я в буквальном смысле натыкался на Баухаус, и это, конечно, не могло ни сыграть решающей роли.

 Вы довольно радикально обыгрываете культовые образы и изображения 20 века, включая снимки голливудских звезд, кадры из фильмов или работы художников-сюрреалистов первой волны. Что для вас эта игра?

Простите, не очень понимаю вопрос.

 Чем вы руководствуетесь, преображая и трансформируя культовые винтажные снимки?

На этот вопрос в одном письме не ответишь. Моя цель — инкорпорирована в то, что я делаю, это суть моей работы, сам снимок. 

Худший контекст, в который помещали вашу работу или самая неудачная ее интерпретация? 

Как-то раз полицейский попытался арестовать одну из моих скульптур из безымянной серии, ударил ее и сломал ей шею. Потом извинялся, правда, говорил, что принял ее за живую.

 Что доставляет вам большее удовольствие процесс работы над фотографией или конечный результат?

Я бы не говорил удовольствии применительно к тому, что я делаю, каждый раз, когда я работаю, я преодолеваю определенные препятствия.

 Последнее место, которое вас вдохновило или стало открытием?

Хм, я сейчас перестраиваю свою студию с нуля, так что внезапно она оказалась совершенно новым местом. А еще я очень многое узнал от пожилого человека, который мне помогает делать ремонт и делает все по старинке — уверен, новые знания сто процентов найдут отражение в моей работе. Хотя вообще-то уже нашли.

 У вас есть любимый снимок?

Тот, что я сделаю следующим.

Над чем вы сейчас работаете?

Персональная выставка в Hopstreet Gallery в Брюсселе.

 

 Подробнее о выставке на сайте галереи.