книги

Одна девочка по имени Франческа Торелли в спешке уехала из родного Рима, потому что наступило жаркое лето, начались каникулы, и она поссорилась с бой–френдом. Друга звали Петрантонио Кон, он был белокож, худ, высок, погружен в книги, его рыже–золотые вьющиеся волосы обладали сиянием, а узкое его веснушчатое лицо казалось ей лицом ангела с картины Пантормо. Она любила его, а он ее, но вдруг в ее сердце вошел банальный ужас: она узнала, что он изменил ей с ее подружкой. И хотя он сделал это не под влиянием похоти, а под влиянием идей (на него произвела сильное впечатление книга одного молодого философа, толкующего о провалах во времени, о разрывах пространства, о революции духа и о святости абсурдного непредсказуемого секса), и Кон сам рассказал ей об этом происшествии за столиком кафе напротив Пантеона, рассказал со спокойной улыбкой, и при этом он нежно держал ее руки в своих руках, длинных как крылья, но она ощутила в этот момент такую боль, что ей немедленно стал ненавистен Рим, звуки мотоциклов, смехи за соседними столиками, туристы, древний Пантеон и могила Рафаэля в холодной глубине Пантеона.

 И хотя она была хорошей девочкой из очень хорошей семьи, какая–то сила заставила ее прошептать несколько столь грязных и отвратительных слов, о которых она полагала, что их не знает. После чего она истерически поцеловала прекрасную руку Петрантонио и уехала на юг, в края, где часто проводила лето в детстве.

 Так она оказалась в одном из поездов Евросоюза, несущемся к югу. Поезд походил на длинную капсулу, во всем поезде не нашлось ни одного открытого окна, все герметично замкнуто, невыносимо хотелось курить, но схематические сигареты на белых табличках везде перечеркивал красный икс, знак запрета и неизвестности, словно крест апостола Андрея Первозванного, более странный, чем перевернутый крест апостола Петра.

 Поезд был переполнен, купе, в котором располагалось ее место у окна, оказалось заполнено крупными дородными чернокожими, которые болтали и едко источали смрад, настолько мучительный, что она, сторонница умеренно–левых, внезапно подумала, что Маринетти и Габриеле д’Аннунцио правильно сделали, что стали фашистами. Хотя (сказала она себе) зачем наши экспедиционные корпуса захватили Ливию и Эритрею? Этот смрад чернокожих – расплата за нашу жестокость. Мы ничего не дали африканским народам, кроме хрупкой возможности отомстить нам, хлынув в наш мир, так пусть вершится эта мирная вонючая месть!

 Затем она подумала о римских легионах – те вели себя пожестче, чем фашистские берсальери, но зато подарили захваченным народам больше, чем всё. Мы подарили им римское право, латынь, водопровод и предчувствие единого мира. Мы, римляне, распяли Христа на кресте, а потом заставили весь мир упасть перед этим крестом на колени. Три креста – кресты Иисуса, Андрея и Петра – вспыхнули в ее сознании, образовав графическую формулу:

† ☓ ‡

Три креста словно нарисованы свежей кровью, и она ушла из купе, не в силах более переносить вонь. Поездные коридоры полнились студентами, лежащими и сидящими прямо на полу, было так мерзко, ей пришлось переступать через тела и ручейки опрокинутого пива, прежде чем ей удалось найти тесную кабину WC, где форточка матового окна чуть приоткрывалась, позволяя глотнуть горячего ветра.

 Она достала кусочек гашиша, быстро свернула джойнт и выкурила его, выдыхая дым в узкую щель матового евроокна, надеясь, что с этим тяжелым дымком улетит от нее ее боль.

 Она любила места, где горы подходили к самому морю, ниспадая в него то скалистыми обрывами, то склонами, поросшими горячим кустарником. Здесь располагалось имение ее дяди барона Тугано. Комната, ожидавшая ее, не изменилась со времен ее недавнего детства: те же белые стены, трещины, чистота, запах апельсиновой корки, рассохшийся старинный шкаф и узкое окно, выходящее в горы. В этой комнате она только спала, а все дни проводила в горах, блуждая с рюкзаком, где лежала книга, гашиш и купальник.

 Ей нравилось смотреть с кручи на море: сквозь пенный сине–зеленый кристалл виднелись участки дна, подводные отмели, расщелины, заросшие танцующими водорослями. Основания камней, которые сверху сверкали, раскаленные солнцем, а под водой становились черными и холодными, обросшими зелеными бородами. Иногда со своих вершин она смотрела на местный людный пляжик, иногда заглядывала сверху в укромные бухты, где белели моторные лодки или яхты и небольшие компании устраивали пикники. Выбрав безлюдную бухту, она спускалась к морю и долго плавала нагишом. Потом снова взбиралась по крутым осыпающимся тропинкам и лежала где–нибудь на камне, слушая музыку и куря, загорая.

 В ее теле и сознании накапливалось и множилось привычное с детства наслаждение долгих прогулок и купаний, нега блаженного одиночества, этих гор и камней, но наслаждение наслаивалось на острую боль, которую причинил ей Петрантонио Кон. Эта боль не растворялась и не исчезала под цветущим слоем блаженства, и, пока голос Амона Тобина или Афекса Твина вливался в ее овальные уши, она снова и снова видела сцену в кафе у Пантеона, она опять блуждала мысленным взглядом по узкому лицу своего любовника, видела его бледную прозрачную кожу, усыпанную веснушками, видела отблеск вокруг его головы и синие тени под его выпуклыми глазами. Видела его рот, столь аскетичный и детский, столь непоходящий к тому, в чем этот рот равнодушно ей признавался. И затем она снова и снова представляла себе сцену совокупления Петрантонио Кона и Элоизы Кортарини, встраивая ее в различные интерьеры (потому что она не знала, где это произошло): она видела их на черных задворках танцевальных клубов, в белоснежных ванных комнатах и даже на грязных набережных Тевере в окружении бомжей, беспечно спящих в картонных коробках.

 Секс этих двух вполне прекрасных тел, который в реальности случился мимолетно, становился в ее воображении бесконечным, под грузом этих образов она исчезала, но все равно дрочила и кончала, закусив губы, под песни группы «Матиа Базар». Высокий девичий голос долетал до нее из восьмидесятых годов ХХ века, из времени, где она еще не родилась, и ее отсутствие в мире делало этот звук прекрасным:

Aristocratica

Occidentale falsita

 И маленькую аристократку уносил оргазм.

Per te Laguna veneziana

Per te notte transilvana

Per te una carezza vera

Nella macchina tempo di una sera

Per te syndrome europea

 Машина времени тяжело и сонно работала, делая свое дело, венецианская лагуна гнила далеко не севере, а маленькая римская аристократка, подлинная красавица, зараженная европейским синдромом, исчезала на белом камне.

 Она любила Петрантонио больше, чем раньше, она страстно любила Элоизу Кортарини, любила уродливую собаку барона Тугано, любила чаек, купальщиков и подводные камни, любила небо и землю, любила свое стройное загорелое тело, ее любовь ко всему не имела границ и пределов, и только две вещи в этом возлюбленном мире она больше любить не могла – свою душу и могилу Рафаэля, неподвижного Рафаэля под мраморной плитой Пантеона. Этот скелет и эта душа стали единственными на всем свете свидетелями ее позора – позора Франчески Торелли из рода Ручелаи.

 Порой ей казалось, что Франчески Торелли больше нет, что она превратилась в соединение гениталий Кона и Кортарини, и после оргазма губы ее снова непроизвольно шептали те грязные, отвратительные, похабные слова, которые она произнесла тогда в кафе у Пантеона. И прошептав их, она улыбалась…

 Постепенно она уходила все дальше от дома в своих горных прогулках. Ее притягивали безлюдье, пустынность, но от прибрежной линии не удалялась, потому что по–прежнему ее главным наслаждением было смотреть сверху на море и лежать на камнях над обрывами. Как–то раз она лежала так: ее i-pod разрядился, и вместо музыки она слушала дикие крики чаек. Дремота овладевала ею, и в этом полусне ей стало чудиться, что какие–то странные, почти неуловимые звуки долетают до нее снизу, от моря, вплетаясь в шум волн и в птичьи стоны. Вначале она относила эти звуки за счет полусна, полусонно полагая, что это – не более, чем легкие слуховые галлюцинации, решившие украсить собой ее послеполуденный отдых нимфы. Но потом она прислушалась, привстала на своем горячем камне – казалось, звучали то девичьи голоса, то мужские, то все это сливалось в неясный прерывающийся шум, в пунктирный шелест, воспаряющий над морем. Она подошла к обрыву и глянула вниз: бухта внизу пуста – ни людей, ни яхт, ни следов человеческого присутствия. Но что–то там, внизу, все же происходило, судя по тревожному полету чаек – из них ни одна не сидела на камнях, все они кружились и орали, словно испуганные чем–то. Странные звуки стали слышаться отчетливее, и ей показалось, что доносятся они из соседней бухты, которую отделяла от этой череда камней, похожих на вставную челюсть динозавра. Франческа прошлась немного по обрыву в то место, откуда открывался вид на следующую бухту, и там она застыла, изумленная удивительным зрелищем.

 В той бухте имелся гигантский плоский камень, полого уходящий в воду одним своим краем, словно упавший и окаменевший парус – на нем сплеталось множество обнаженных человеческих тел… Теперь не оставалось никаких сомнений, что звуки, долетавшие до нее, были стонами и криками любви. Девушка стояла, пораженно глядя вниз – оргия, и оргия в разгаре, причем участников много, и все тела сплетались в подобие живой ткани. Что–то дикое и потрясающе странное присутствовало в этой картинке. В первый момент Франческа подумала, уж не галлюцинация ли это, вызванная солнечным жаром и нерастраченным сексуальным томлением ее молодого тела и ума. Нечто вроде эротической галлюцинации накуренной девочки–хиппи из фильма Антониони «Забриски Пойнт». Но нет, все было реальным, и Франческа не была хиппи, от солнца ее голову прикрывала твердая соломенная шляпа барона Тугано, к индийскому гашишу она привыкла, и курила в основном ради вкусовых ощущений. И на вид оргия совсем не походила на ту, из фильма Антониони. 

 Франческа, хоть и было ей всего шестнадцать лет, неопытным ребенком давно не являлась, успела кое–что повидать: видела, конечно же, оргии в порнофильмах, сама пару–тройку раз, объевшись с друзьями экстази, по касательной принимала участие в утреннем групповом сексе во дворце Орсини, спонтанно случавшемся порой после клубных ночей – все же она была римлянка, а в среде римской аристократии, давно обузданной христианством, нет–нет да и вспыхинут искры древней оргиастической традиции Вечного Города. 

 Как–то раз они с друзьями даже проникли в знаменитый запретный клуб «Арчимбольдо», но не потому, что им хотелось поразвлечься с собиравшимися там богатеями, а единственно потому, что туда строго не пускали несовершеннолетних, а им нравилось долго одеваться, краситься и гримасничать, чтобы фейс–контрольщики приняли их за больших и пропустили в клуб. Они загримировались столь тщательно и искусно, что их действительно поначалу пропустили, но уже минут через двадцать охранники выгнали их всех и даже угрожали позвонить в колледж. В общем, выдалось веселое приключение, связанное с переодеванием, а то, что происходило в клубе, они видели мельком, и особого интереса это не вызвало. Ну, директора банков, скучные пузанчики, мнут своих телок среди искусственных водопадов и гротов – только и всего. Ей запомнились розовые ушки одной старушки, которая сидела в бассейне и мечтательно улыбалась, пока ее задумчиво трогал крупный мулат, судя по глазам, не чуждавшийся наркотиков. Здесь же все иначе – не виднелось никаких отдельных парочек или групп, все сплетены воедино, словно кольца одной кольчуги. Никто не сидел в стороне, отдыхая, дроча или глазея, никто не обнимался отдельно: все вовлечены, связаны и охвачены одним порывом. Равномерно свивались все женские и мужские тела, а сколько там участвовало человек, отсюда, с высоты, было не определить. Сплетенье тел спускалось по камню к морской воде, и далее оргия длилась уже в море: ласкающие друг друга руки, плечи и ноги блестели в зеленых водах.

 Даже в самых яростных порнофильмах ей не приходилось видеть столь слаженных и упоенно страстных оргий, словно все участники репетировали эту оргию месяцами, как балет или хоровое пение. К тому же, насколько удавалось различить, все были одинаково хороши собой и молоды, не мелькало никаких пузанчиков или шаловливых старушек. 

 Франческу групповой секс никогда особенно не интересовал, точнее когда–то в раннем тинейджерстве она, возможно, и мастурбировала на подобные фантазии, но это исчезло с первой любовью, а теперь у нее вообще осталась одна–единственная фантазия – о сексе Петрантонио Кона и Элоизы Кортарини. И тут вдруг ее охватило странное возбуждение, словно ее окатила загадочная волна, свежая и горячая одновременно. Волна поднималась оттуда, от упоенно совокупляющихся людей, и в этом возбуждении (несмотря на его, без сомнения, сексуальный характер) присутствовало нечто абсолютно странное и новое, совершенно не похожее на все возбуждения, доселе испытанные ею. Она достала из рюкзака мобильный телефон, быстро сделала несколько фотографий и ушла. Ее странно потряхивало.

 Вернувшись в имение, она просмотрела фотографии. Качество картинки оставляло желать лучшего, но все же снимки свидетельствовали, что это не галлюцинация и происходило в действительности. Франческа долго рассматривала снимки, увлеченно увеличивая фрагменты, и все больше вопросов возникало у нее: например, нигде на море не маячило ни лодок, ни яхт: на чем же эта большая компания прибыла туда? И вот еще странность: все мужчины и девушки на фотках совсем голые: ни у одной из девушек не посверкивали на шее бусы или сережки в ушах, ни у кого из мужчин не блестели на руке часы… и вокруг на камнях ни намека на сброшенные в спешке одежды.

 И так она снова и снова увеличивала несколько цветных фотоснимков, и каждый раз ее охватывало странное чувство, которое она не смогла бы описать: возбуждение  тяжелое и томительное, но с холодным ознобом тайны, с тайным оцепенением, как будто она смотрела не на ковер сплетающихся тел, а в глубину ожившей глыбы космического льда.

 Хоть Франческа Торелли и не была тупым неопытным ребенком, но знала она не все. Она не знала, что подобные фотоснимки, многократно увеличенные, вот уже несколько лет висят на стенах различных потайных кабинетов в разный странах и городах мира. Она не знала, что явление, которое она наблюдала, является источником серьезной тревоги для многих серьезных людей в чинах – из разряда тех лиц, которых называют men in black, Galaxy defenders, то есть для работников спецотделов спецслужб. Вначале такие любительские случайные снимки попадали иногда на стол полиции нравов, но быстро перекочевывали на столы особых отделов, занимающихся загадочными явлениями.

 Подобные оргии наблюдали в разных местах, и это всегда случалось у моря. Крайне тревожило следующее: хотя на многих снимках при увеличении ясно виднелись охваченные страстью лица, но полиция и спецслужбы не смогли идентифицировать ни одно из этих лиц. Их не нашлось в файлах. Было зафиксировано бесследное исчезновение нескольких человек – один аниматор из отеля в Турции исчез в прибрежной полосе, нашли его одежду на берегу, а в мобильнике – несколько подобных снимков, сам же он пропал бесследно. Приблизительно месяца за полтора до того, как Франческа Торелли наблюдала оргию с высокой скалы, спасательной службой Мальдивских островов был зафиксирован сигнал SOS, поступивший с рыболовного траулера, промышлявшего в Индийском океане: на помощь рыбакам выслали вертолет, и спасатели наблюдали странную сцену: судно было все покрыто совокупляющимися людьми, сцепленные тела, словно вязанная на спицах волна, взметнулась из моря, захлестнула траулер и увлекла его на глубину. Информация о явлении, получившем у спецслужбистов кодовое название «оргия икс», тщательно скрывалась от публики, чтобы не вызвать массовой паники. Тем не менее, информация частично проникла на страницы темно–желтых газет, толкующих о неопознанных летающих объектах, о трупах инопланетян, об оживших мертвецах. В том числе, опубликовали несколько снимков рыбацкой шхуны, захлестнутой неведомой оргией, но читатели, к счастью, сочли это мистификацией, наспех сооруженной с помощью фотошопа.

 А ученые и спецслужбисты продолжали заниматься этим явлением вплотную, и вскоре установили, что оргия Х как–то связана с испытаниями одного очень секретного оружия, которые некая страна на свой страх и риск провела на одном из атоллов Тихого океана.

 Подробнейший анализ снимков доказал, что участники этой икс–оргии – не люди: их лица и тела подчеркнуто идеальны, к тому же бросается в глаза общее поразительное сходство друг с другом, словно все они близнецы. Анализ снимков показал, что все они одинакового роста и пропорций, а потом внимание ученых обратилось на тот факт, что ковер тел уходил в море и под водой оргия продолжалась. Затем обратили внимание на отсутствие изолированных тел: все соединены друг с другом. И, наконец, пришли к выводу, что эти оргиасты не только не люди, они вообще не являются самостоятельными телами, а по сути составляют одно тело – тело некоего существа по прозвищу Оргия, обитающего в море и имеющего вид сети совокупляющихся людей. Словно массовидная русалка–мутант… Да, стало ясно, что это резкая неизвестная мутация, вызванная испытанием тайного оружия.

 Под утро Коля Депешмод увидел во сне схватку двух оживших мотоциклов: лишенные всадников механизмы с озверелым рыком бросались друг на друга, бодались рулями, топтали и мяли друг друга колесами, врезались один в другого со всей дури – один красный, второй черный, словно два муравья – воин и рабочий, сцепившиеся в классовой схватке. Коля увлеченно наблюдал за поединком, но его разбудил голос приятеля Жужи Мелкого, влившийся в косое окно мелкой приморской дачки, в одной из неказистых комнат которой Коля Депешмод изволил спать. Голос приятеля, не лишившийся еще детской звонкости, вошел в мозг Коляна утренней иглой:

– Эй, Колька, просыпайся на хуй, там за Лебединкой в Черной бухте до хера людей ебутся. Побежали смотреть! – восторженно звенела в окне детская голова Жужи, обвешанная недавно заплетенными на растаманский манер светлокурыми дредами.

– Иди в пизду, Жужло, – строго возразил Колян, но все же привстал и потянулся к сигаретам Bond. Взрослых сейчас на даче не было, поэтому Коля курил в койке. Закурив сигарету, Коля осознал смысл услышанного.

– Шо за люди? Почему ебутся? Экстазов нажрались или шо? – хмуро спросил он, выпуская дым в провисший фанерный потолок.

– Да хер их знает, почему ебутся, но их там до ебаной жопы! – восторженно отреагиовал Мелкий. – Прикинь, девки, чуваки, все голые, и все шпарятся прямо в море. Пиздец. Одевайся на хуй, пошли, ты еще такого не видел, блядь!

– Та ебать, шо я не видел? Все я видел, – лениво сказал Колян, но все же натянул штаны, майку и кроссовки, прикидывая, че за объебосники могут пилится кучей в Черной бухте в столь ранний утренний час. – А, так это, наверно, порнофильм сымают, как в прошлом году, – догадался Колян.

– Не, там камер нету, ни одной… – возразил Мелкий. – Я с Лебединки смотрел, оттуда все видно… Там вообще никого нету кроме них, а их человек двести, и все шпарятся…

– Двести? – не поверил Колян, – Пиздишь, небось? – но тем не менее понял, что надо идти зырить расклад, пока расклад не смыло пеной: что–то присутствовало вытаращенное в звонком голосе Жужи.

 Коля перемахнул через подоконник, царским жестом предложил Жуже сигарету Бонд, и вскоре два бондовских огонька ушли в соленый туман, исчезая в сторону приморских откосов.

 Больше никто и нигде не встречал этих ребят.

 Франческа Торелли уходила все дальше от дома барона Тугано в своих горно–приморских блужданиях: то ли она искала Оргию (чтобы прояснить ее загадочную природу), то ли бродила в поисках покоя, то ли просто летнее томление вело ее по скалам. Лето все длилось, все не кончалось, оно становилось жарче и бесконечнее, оно лилось, как горячая стеклянная сопля, и наступил в этом потоке день, когда она снова увидела Оргию.

 Все случилось как в прошлый раз: так же тревожно кружились чайки, так же облако смешанных мелких стонов и вскриков висело над скалами. Франческа подбиралась к таинственному явлению ближе и ближе, прячась за камнями, и чем ближе подбиралась она, тем страннее становилось ее состояние. Словно она подкрадывалась к гигантскому блюду живых устриц: резкий запах моря усиливался, Франческа была как под гипнозом, ее словно подхватило соленым сильным течением.

 Она подбиралась все ближе, как подхваченная течением, повинуясь магнитному потоку, стонам, непостижности происходящего. И вдруг пальцы, хлынувшие из–за камня, нежные, девичьи, мокрые, – сжали ее узкую босую ступню. И стазу же электрический заряд неведомого ранее, абсолютно странного наслаждения пронзил ее изумленное тело. И уже совсем близко от нее, уже вокруг нее, в пенных разрушающихся лабиринтах волн руки сплетались с руками, и отовсюду смотрели глаза цвета моря, высвеченного солнцем: это существо по имени Оргия Икс смотрело на нее сотней морских глаз. Соленые губы, созданные лишь для поцелуев, улыбались ей с той насмешливой беззащитностью наслаждения, которая, наверное, наполняла бы до краев мысли танцующих водорослей, мысли божественного планктона, мысли пены, мысли сверкающих в море камней, если бы эти создания не только плясали в водах, цвели, вращались и громоздились, но снисходили бы к мыслям. Однако зачем этим святым созданиям мысли?

 И вот уже не одна рука, а десятки русалочьих рук, влажных, прохладных и нежных, скользили по ее телу, она взасос целовала губы, остро пахнущие морской волной, по ее лицу катились чьи–то мокрые волосы с привкусом спирулины, токи донных ландшафтов вплетались в ее извивающийся состав, отростки марракотовых бездн проникали в нее, словно щупальца самого моря, лица всплывали за лицами, как чешуйки гигантской золотой рыбы, проглотившей рыбака и рыбачку, лица, блаженно искаженные вечным оргазмом, изласканные, смеющиеся вместе с морем.

 Она кричала то ли от наслаждения, то ли от изумления, и крик ее висел над бухтой вместе с криками чаек, и в полубреду ей то чудилось, что все эти лица – бесконечные отражения лиц Петрантонио и Элоизы. Но кто знает, какими были в действительности лица той одинокой парочки, молодой, красивой и беспечной, которая оказалась случайно, сплетенная воедино, в эпицентре испытаний секретного оружия?

 Вскоре барон Тугано заявил в полицию об исчезновении племянницы, проводившей летние каникулы в его имении: ее сочли утонувшей, тело не обнаружили, но на одном из прибрежных камней нашли ее вещи: шорты, i-pоd, мобильный телефон, мужскую соломенную шляпу, кроссовки, бумагу для самокруток и маленький блокнот, на последней странице которого красным маркером нарисованы три креста.

2008

 

НА ФОТО: Павел и Ксения, фотограф: Наталья Тазбаш